Литературный форум Рыжий Кот

.....лестница в подвал. (ЕЛетов)


                                

    {+ГЕНОМ-ЕККЛЕЗИАСТ ПРО ИСКУССТВО-}{+БИБЛИЯ ГЮСТАВА ДОРЕ-}

    Сообщение автор Геном-Екклезиаст в 27th Июнь 2017, 14:21

    А существуют ли те, кому Бог изначально дал больше, чем остальным?

    Расплачиваются ли они за это?

    Или наоборот сами становятся богами?

    В 1842-году в Париж впервые прибывает десятилетний мальчик, которого зовут Гюстав Доре. К своему возрасту
    он уже известен на всю Францию, как художник-вундеркинд.

    Париж 1865-ый. Прошло 17 лет с момента революции 1848 года, и немногим меньше остается до трагических
    событий Парижской Коммуны. Франция бурлит, а вместе с ней и вся остальная Европа, и даже Новый свет.

    Париж - мировой центр художественной жизни, роскошных салонов, театров и фонтанов, попасть в который
    мечтают все образованные люди, особенно художники и писатели. Кажется, этот город уже нельзя удивить
    ничем. Он познал эпоху роскоши, период голода, междоусобные и религиозные войны, и революции.
    Единственным источником информации является печатное слово. Обеспеченные парижане приобретают
    дорогие издания на любую тему, главное, чтобы они были с золотыми обрезами и в переплетах из телячьей
    кожи, малообеспеченные обходятся грошовыми газетами. В этот год во всех салонах обсуждают последнюю
    новинку – новое роскошное издание Библии. Поразительно, но, наверное, впервые в истории, споры
    разгораются не вокруг содержания Священной книги, а вокруг включенных в издание гравюр,
    выполненных известным в Париже карикатуристом и иллюстратором художественных произведений
    фантастического и фривольного содержания
    Гюставом Доре.

    Гениальный самоучка, выскочка, графоман от живописи, недоучившийся маляр, осмелившийся в одиночку
    охватить весь библейский замысел, и даже Страсбургский Фауст – всеми этими эпитетами одновременно
    награждают художника журналисты, которых в Париже на тот момент чуть ли не больше, чем обычных
    горожан. И самое интересное, что каждый из них по-своему прав. Каждый из этих эпитетов вполне приложим
    к фигуре Гюстава Доре. Но недостаточен.

    Сколько бы не было в мире гениальных художников, всегда находится тот, кто не подпадает ни под одни
    критерии. Именно таким и являлся для своих современников Гюстав Доре. Его ненавидели, боготворили,
    считали лучшим рисовальщиком со времен Альбрехта Дюрера, и при этом вообще отказывали
    в умение рисовать.

    Сейчас в начале 21 века, несмотря на то, что биография и творчество Доре изучены вдоль и поперек, остается
    два вопроса, на которые до сих пор нет убедительных ответов:

    Вопрос первый: Как подросток сумел решить, что он способен в одиночку проиллюстрировать целую Библию?
    Ведь до него к библейским сюжетам обращались все художники, но они ограничивались отдельными сюжетами
    библейской истории? Даже у титанов возрождения, которым не откажешь в смелости и таланте,
    не хватало духа, чтобы взяться за всю книгу?

    Вопрос второй, не дающий покоя искусствоведам и любителям живописи: Почему Гюстав Доре,
    создавший иллюстрации практически ко всем известным произведениям от «Красной Шапочки»
    Шарля Перро, «Дон-Кихота» Сервантеса, «Приключений барона Мюнгхаузена» Распе,
    «Гаргантюа и Пантаюгрюэля» Рабле, и грандиознейших гравюр к «Божественной комедии» Данте
    и «Потерянному раю» Джона Мильтона, не создал иллюстрации к «Фаусту» Гете?

    Может, его не зря называли Страсбургским Фаустом? И история художника Гюстава Доре это не просто история
    модного и успешного художника, и вовсе не так проста, как кажется на первый взгляд?

    Один из самых главных парадоксов заключается в том, что французский художник Гюстав Доре не был
    французом. Он родился на самой спорной территории в истории Франции в городе Страсбурге. На протяжении
    всей европейской истории за области Эльзас и Лотарингия шли войны между Францией и Германией –
    проживающие там люди были в большей степени немцами, чем французами. Немецкая работоспособность и
    настойчивые философские попытки докопаться до сути мироздания в лице маленького Гюстава помножились
    на французскую тягу к роскоши, легкому, как-будто играющему стилю, и богемной жизни.

    Родившийся в семье инженера, будущий художник с детства овладевает умением держать в руках карандаш
    и делать точные до скрупулезности наброски, чем-то напоминающие технические чертежи.
    Именно черно-белый цвет станет впоследствии не только его визитной карточкой,
    но и главной трагедией жизни как художника – ведь живописные полотна Доре, выполненные краской и кистью,
    станут восприниматься окружающими со скепсисом и изрядной долей смеха.
    Согласно мнению критиков Доре не умеет чувствовать цвет – он способен создавать лишь черно-белый мир.

    Журнальные и газетные карикатуры являются самым популярным и доступным видом живописи в тогдашней
    Франции. Их можно увидеть на полосах популярных газет, выставленных в витринах любого города страны.
    Одним из самых популярных карикатуристов и иллюстраторов является Жан Гранвиль. Для того, чтобы
    посмотреть его новые рисунки маленький Гюстав постоянно дежурит возле местной книжной лавки с блокнотом
    и карандашом в руках.
    Он копирует все рисунки Гранвиля и пытается рисовать в его стиле.
    Отцу Гюстава Доре это кажется детским развлечением, и однажды во время званного ужина он показывает
    рисунки сына самому Гранвилю. Именитый карикатурист приходит в изумление и сначала не верит, что эти
    рисунки мог сделать десятилетний мальчик. Его вердикт однозначен – Вы должны отдать своего сына
    учиться живописи. Из него получится выдающийся художник!

    Слава приходит к Гюставу Доре уже в возрасте пятнадцати лет, когда вся Франция увлеченно рассматривает
    его первый художественный альбомом «Подвиги Геркулеса». Уже к этому времени руками Доре создано
    свыше двух тысяч рисунков и гравюр. Известнейший французский писатель и художественный критик
    того времени Теофиль Готье, чьим протеже является не кто иной, как отец темного европейского романтизма
    Шарль Бодлер, называет Гюстава Доре – «мальчик-гений» и сравнивает с Моцартом.

    Сам же Доре пытается в это время получить художественное образование. Но это не так просто.
    Французские академики отказываются признавать в гениальном подростке талант. Не помогают и деньги.
    Несмотря на то, что пятнадцатилетний Доре является самым высокооплачиваемым иллюстратором Франции,
    и получает за один лист больше, чем знаменитый Оноре Домье.

    Но именно Домье становится вторым, а может быть единственным, настоящим учителем Гюстава Доре. Они
    сотрудничают в одних и тех же сатирических журналах. Несмотря на то, что Домье старше Гюстава
    на 24 года, между ними много общего. Знаменитого на всю Францию мастера политической карикатуры и
    новатора в живописи Оноре Домье тоже отказывается признавать академическое искусство.
    Его карикатуры слишком скандальные, а живописные полотна слишком мрачные.

    Про Доре в этом момент говорят прямо противоположное – его иллюстрации для придирчивых критиков
    оказываются слишком фантастическими с одной стороны, и чересчур натуралистичными с другой.

    Сам Доре этого не отрицает, и наоборот подчеркивает. Он гордится тем, что каждая его зарисовка
    создана им на месте, в котором он лично побывал, но художник слегка лукавит. Доре практически все
    время проводит в собственной мастерской,
    превращенной им в салон, где рисует, оставляя время лишь на короткий сон, и играет на скрипке
    для посетителей салона.
    При этом он занимается скалолазанием, а в период работы над иллюстрациями к Дон-Кихоту умудряется
    посетить все места Испании, которые описал Сервантес в своем романе.

    В 1864 году Гюстав Доре начинает создавать иллюстрации к Библии. К этому времени он убежден,
    что способен на все. Но иллюстрации к Библии являются и вызовом художника обществу, которое
    ценит его как всего лишь удачного развлекателя.
    Сам Доре с этим не согласен.




    «Священна не только эта книга, но и любая книга, созданная человеком,
    если к ней приложит руку художник» -
    заявляет Доре, и показывает миру свои знаменитые гравюры.

    «Изгнание Адамы и Евы из рая»,



    «Вавилонская башня»,



    «Иисус и грешница».




    Но тяжелее всего дается Доре гравюра, не причисляющаяся критиками к лучшим его работам –
    «Битва Иакова и Ангела».

    В этой библейской притче рассказывается о человеке, не побоявшимся вступить в схватку с одним из Божьих посланников,
    зная, что все равно в результате проиграет.

    Ведь человек не бессмертен, силы его ограничены, а Бога может быть вообще нет.



    И, наверное, в этом кроется ответ на вопрос – почему Гюстав Доре, бравшийся за оформление любого
    художественного произведения, за всю свою жизнь даже не попытался сделать иллюстрации к
    популярнейшему «Фаусту». Может он и сам ощущал себя Фаустом, которому стало доступно все,
    но не принесло счастья, и однажды решил расторгнуть
    свой договор с Мефистофелем?


    Счётчики читателей                   (() Все произведения принадлежат
    авторам, которые указаны
    в заголовке темы или же в профиле
    справа.
    .
    website Алексей Влди Пантюшенков


    --------------------------------------------------