]][][ литературный форум

.....лестница в подвал. (ЕЛетов)


Рекомендуемый автор :

>> почитать ещё этого автора (стихи и проза на его странице)...




Рекомендованные мною авторы...(ссылка).





                                

    Иосиф Бродский. Избранные ((стихотворения(

    avatar
    Admin

    Работа/Хоббирадиотехник

    Сообщение автор Neformal в 13th Май 2015, 13:25





    [/quote]

    ?Венецианские строфы

    (1)?

    Сюзанне Зонтаг

    I

    Мокрая ко'новязь пристани. Понурая ездовая
    машет в сумерках гривой, сопротивляясь сну.
    Скрипичные грифы го'ндол покачиваются, издавая
    вразнобой тишину.
    Чем доверчивей мавр, тем чернее от слов бумага,
    и рука, дотянуться до горлышка коротка,
    прижимает к лицу кружева смятого в пальцах Яго
    каменного платка.

    ....

    VII

    Так смолкают оркестры. Город сродни попытке
    воздуха удержать ноту от тишины,
    и дворцы стоят, как сдвинутые пюпитры,
    плохо освещены.
    Только фальцет звезды меж телеграфных линий --
    там, где глубоким сном спит гражданин Перми.1
    Но вода аплодирует, и набережная - как иней,
    осевший на до-ре-ми.





    ?

    Келломяки

    ?

    М. Б.

    ....

    III

    В маленьких городках узнаешь людей
    не в лицо, но по спинам длинных очередей;
    и населенье в субботу выстраивалось гуськом,
    как караван в пустыне, за сах. песком
    или сеткой салаки, пробивавшей в бюджете брешь.
    В маленьком городе обыкновенно ешь
    то же, что остальные. И отличить себя
    можно было от них лишь срисовывая с рубля
    шпиль кремля, сужавшегося к звезде,
    либо - видя вещи твои везде.









    ?

    В Италии

    ?

    Роберто и Флер Калассо

    И я когда-то жил в городе, где на домах росли
    статуи, где по улицам с криком "растли! растли!"
    бегал местный философ, тряся бородкой,
    и бесконечная набережная делала жизнь короткой.

    Теперь там садится солнце, кариатид слепя.
    Но тех, кто любили меня больше самих себя,
    больше нету в живых. Утратив контакт с объектом
    преследования, собаки принюхиваются к объедкам,

    и в этом их сходство с памятью, с жизнью вещей. Закат;
    голоса в отдалении, выкрики типа "гад!
    уйди!" на чужом наречьи. Но нет ничего понятней.
    И лучшая в мире лагуна с золотой голубятней

    сильно сверкает, зрачок слезя.
    Человек, дожив до того момента, когда нельзя
    его больше любить, брезгуя плыть противу
    бешеного теченья, прячется в перспективу.

    1985






    ?

    Примечание к прогнозам погоды

    ?

    Аллея со статуями из затвердевшей грязи,
    похожими на срубленные деревья.
    Многих я знал в лицо. Других
    вижу впервые. Видимо, это - боги
    местных рек и лесов, хранители тишины,
    либо - сгустки чужих, мне невнятных воспоминаний.
    Что до женских фигур - нимф и т. п. - они
    выглядят незаконченными, точно мысли;
    каждая пытается сохранить
    даже здесь, в наступившем будущем, статус гостьи.

    Суслик не выскочит и не перебежит тропы.
    Не слышно ни птицы, ни тем более автомобиля:
    будущее суть панацея от
    того, чему свойственно повторяться.
    И по небу разбросаны, как вещи холостяка,
    тучи, вывернутые наизнанку
    и разглаженные. Пахнет хвоей,
    этой колкой субстанцией малознакомых мест.
    Изваяния высятся в темноте, чернея
    от соседства друг с дружкой, от безразличья
    к ним окружающего ландшафта.

    Заговори любое из них, и ты
    скорей вздохнул бы, чем содрогнулся,
    услышав знакомые голоса, услышав
    что-нибудь вроде "Ребенок не от тебя"
    или: "Я показал на него, но от страха,
    а не из ревности" - мелкие, двадцатилетней
    давности тайны слепых сердец,
    одержимых нелепым стремлением к власти
    над себе подобными и не замечавших
    тавтологии. Лучшие среди них
    были и жертвами и палачами.

    Хорошо, что чужие воспоминанья
    вмешиваются в твои. Хорошо, что
    некоторые из этих фигур тебе
    кажутся посторонними. Их присутствие намекает
    на другие событья, на другой вариант судьбы --
    возможно, не лучший, но безусловно
    тобою упущенный. Это освобождает --
    не столько воображение, сколько память
    - и надолго, если не навсегда. Узнать,
    что тебя обманули, что совершенно
    о тебе позабыли или - наоборот --
    что тебя до сих пор ненавидят - крайне
    неприятно. Но воображать себя
    центром даже невзрачного мирозданья
    непристойно и невыносимо.
    Редкий,
    возможно, единственный посетитель
    этих мест, я думаю, я имею
    право описывать без прикрас
    увиденное. Вот она, наша маленькая Валгалла,
    наше сильно запущенное именье
    во времени, с горсткой ревизских душ,
    с угодьями, где отточенному серпу,
    пожалуй, особенно не разгуляться,
    и где снежинки медленно кружатся, как пример
    поведения в вакууме.

    1986






    ?

    Назидание

    ?

    I

    Путешествуя в Азии, ночуя в чужих домах,
    в избах, банях, лабазах - в бревенчатых теремах,
    чьи копченые стекла держат простор в узде,
    укрывайся тулупом и норови везде
    лечь головою в угол, ибо в углу трудней
    взмахнуть - притом в темноте - топором над ней,
    отяжелевшей от давеча выпитого, и аккурат
    зарубить тебя насмерть. Вписывай круг в квадрат.

    II

    Бойся широкой скулы, включая луну, рябой
    кожи щеки; предпочитай карему голубой
    глаз - особенно если дорога заводит в лес,
    в чащу. Вообще в глазах главное - их разрез,
    так как в последний миг лучше увидеть то,
    что - хотя холодней - прозрачнее, чем пальто,
    ибо лед может треснуть, и в полынье
    лучше барахтаться, чем в вязком, как мед, вранье.

    III

    Всегда выбирай избу, где во дворе висят
    пеленки. Якшайся лишь с теми, которым под пятьдесят.
    Мужик в этом возрасте знает достаточно о судьбе,
    чтоб приписать за твой счет что-то еще себе;
    то же самое - баба. Прячь деньги в воротнике
    шубы; а если ты странствуешь налегке --
    в брючине ниже колена, но не в сапог: найдут.
    В Азии сапоги - первое, что крадут.

    IV

    В горах продвигайся медленно; нужно ползти - ползи.
    Величественные издалека, бессмысленные вблизи,
    горы есть форма поверхности, поставленной на попа,
    и кажущаяся горизонтальной вьющаяся тропа
    в сущности вертикальна. Лежа в горах - стоишь,
    стоя - лежишь, доказывая, что, лишь
    падая, ты независим. Так побеждают страх,
    головокруженье над пропастью либо восторг в горах.

    V

    Не откликайся на "Эй, паря!" Будь глух и нем.
    Даже зная язык, не говори на нем.
    Старайся не выделяться - в профиль, анфас; порой
    просто не мой лица. И когда пилой
    режут горло собаке, не морщься. Куря, гаси
    папиросу в плевке. Что до вещей, носи
    серое, цвета земли; в особенности - бельё,
    чтоб уменьшить соблазн тебя закопать в нее.

    VI

    Остановившись в пустыне, складывай из камней
    стрелу, чтоб, внезапно проснувшись, тотчас узнать по ней,
    в каком направленьи двигаться. Демоны по ночам
    в пустыне терзают путника. Внемлющий их речам
    может легко заблудиться: шаг в сторону - и кранты.
    Призраки, духи, демоны - до'ма в пустыне. Ты
    сам убедишься в этом, песком шурша,
    когда от тебя останется тоже одна душа.

    VII

    Никто никогда ничего не знает наверняка.
    Глядя в широкую, плотную спину проводника,
    думай, что смотришь в будущее, и держись
    от него по возможности на расстояньи. Жизнь
    в сущности есть расстояние - между сегодня и
    завтра, иначе - будущим. И убыстрять свои
    шаги стоит, только ежели кто гонится по тропе
    сзади: убийца, грабители, прошлое и т. п.

    VIII

    В кислом духе тряпья, в запахе кизяка
    цени равнодушье вещи к взгляду издалека
    и сам теряй очертанья, недосягаем для
    бинокля, воспоминаний, жандарма или рубля.
    Кашляя в пыльном облаке, чавкая по грязи,
    какая разница, чем окажешься ты вблизи?
    Даже еще и лучше, что человек с ножом
    о тебе не успеет подумать как о чужом.

    IX

    Реки в Азии выглядят длинней, чем в других частях
    света, богаче аллювием, то есть - мутней; в горстях,
    когда из них зачерпнешь, остается ил,
    и пьющий из них сокрушается после о том, что пил.
    Не доверяй отраженью. Переплывай на ту
    сторону только на сбитом тобою самим плоту.
    Знай, что отблеск костра ночью на берегу,
    вниз по реке скользя, выдаст тебя врагу.

    X

    В письмах из этих мест не сообщай о том,
    с чем столкнулся в пути. Но, шелестя листом,
    повествуй о себе, о чувствах и проч. - письмо
    могут перехватить. И вообще само
    перемещенье пера вдоль по бумаге есть
    увеличенье разрыва с теми, с кем больше сесть
    или лечь не удастся, с кем - вопреки письму --
    ты уже не увидишься. Все равно, почему.

    XI

    Когда ты стоишь один на пустом плоскогорьи, под
    бездонным куполом Азии, в чьей синеве пилот
    или ангел разводит изредка свой крахмал;
    когда ты невольно вздрагиваешь, чувствуя, как ты мал,
    помни: пространство, которому, кажется, ничего
    не нужно, на самом деле нуждается сильно во
    взгляде со стороны, в критерии пустоты.
    И сослужить эту службу способен только ты.

    1987







    Счётчики читателей                   (() Все произведения принадлежат
    авторам, которые указаны
    в заголовке темы или же в профиле
    справа.
    .
    website Алексей Влди Пантюшенков


    --------------------------------------------------