Poesia : Поэсия

.....лестница в подвал. (ЕЛетов)


Рекомендуемый автор :

>> почитать ещё этого автора (стихи и проза на его странице)...


Рекомендованные мною авторы...(ссылка).





                                

    Борис Пастернак ((стихи(

    avatar
    Admin

    Работа/Хоббирадиотехник

    Сообщение автор Neformal в 31st Январь 2016, 13:41



    Весенний дождь


    Усмехнулся черемухе, всхлипнул, смочил
    Лак экипажей, деревьев трепет.
    Под луною на выкате гуськом скрипачи
    Пробираются к театру. Граждане, в цепи!

    Лужи на камне. Как полное слез
    Горло — глубокие розы, в жгучих,
    Влажных алмазах. Мокрый нахлест
    Счастья — на них, на ресницах, на тучах.


    Впервые луна эти цепи и трепет
    Платьев и власть восхищенных уст
    Гипсовою эпопеею лепит,
    Лепит никем не лепленный бюст.

    В чьем это сердце вся кровь его быстро
    Хлынула к славе, схлынув со щек?
    Вон она бьется: руки министра
    Рты и аорты сжали в пучок.

    Это не ночь, не дождь и не хором
    Рвущееся: «Керенский, ура!»,
    Это слепящий выход на форум
    Из катакомб, безысходных вчера.

    Это не розы, не рты, не ропот
    Толп, это здесь, пред театром — прибой
    Заколебавшейся ночи Европы,
    Гордой на наших асфальтах собой.




    Болезни земли


    О, еще! Раздастся ль только хохот
    Перламутром, Иматрой бацилл,
    Мокрым гулом, тьмой стафилококков,
    И блеснут при молниях резцы,

    Так — шабаш! Нешаткие титаны
    Захлебнутся в черных сводах дня.
    Тени стянет трепетом tetanus1,
    И медянок запылит столбняк.

    Вот и ливень. Блеск водобоязни,
    Вихрь, обрывки бешеной слюны.
    Но откуда? С тучи, с поля, с Клязьмы
    Или с сардонической сосны?

    Чьи стихи настолько нашумели,
    Что и гром их болью изумлен?
    Надо быть в бреду по меньшей мере,
    Чтобы дать согласье быть землей.

    Примечания:

    1. Tetanus — Столбняк (лат.).



    Бабье лето

    Лист смородины груб и матерчат.
    В доме хохот и стекла звенят,
    В нем шинкуют, и квасят, и перчат,
    И гвоздики кладут в маринад.
    Лес забрасывает, как насмешник,
    Этот шум на обрывистый склон,
    Где сгоревший на солнце орешник
    Словно жаром костра опален.
    Здесь дорога спускается в балку,
    Здесь и высохших старых коряг,
    И лоскутницы осени жалко,
    Все сметающей в этот овраг.
    И того, что вселенная проще,
    Чем иной полагает хитрец,
    Что как в воду опущена роща,
    Что приходит всему свой конец.

    Что глазами бессмысленно хлопать,
    Когда все пред тобой сожжено
    И осенняя белая копоть
    Паутиною тянет в окно.

    Ход из сада в заборе проломан
    И теряется в березняке.
    В доме смех и хозяйственный гомон,
    Тот же гомон и смех вдалеке.




    Анне Ахматовой


    Мне кажется, я подберу слова,
    Похожие на вашу первозданность.
    А ошибусь, — мне это трын-трава,
    Я все равно с ошибкой не расстанусь.

    Я слышу мокрых кровель говорок,
    Торцовых плит заглохшие эклоги.
    Какой-то город, явный с первых строк,
    Растет и отдается в каждом слоге.


    Кругом весна, но за город нельзя.
    Еще строга заказчица скупая.
    Глаза шитьем за лампою слезя,
    Горит заря, спины не разгибая.

    Вдыхая дали ладожскую гладь,
    Спешит к воде, смиряя сил упадок.
    С таких гулянок ничего не взять.
    Каналы пахнут затхлостью укладок.

    По ним ныряет, как пустой орех,
    Горячий ветер и колышет веки
    Ветвей, и звезд, и фонарей, и вех,
    И с моста вдаль глядящей белошвейки.

    Бывает глаз по-разному остер,
    По-разному бывает образ точен.
    Но самой страшной крепости раствор —
    Ночная даль под взглядом белой ночи.

    Таким я вижу облик ваш и взгляд.
    Он мне внушен не тем столбом из соли,
    Которым вы пять лет тому назад
    Испуг оглядки к рифме прикололи,

    Но, исходив от ваших первых книг,
    Где крепли прозы пристальной крупицы,
    Он и во всех, как искры проводник,
    Событья былью заставляет биться.





    Быть знаменитым некрасиво…

    Быть знаменитым некрасиво.
    Не это подымает ввысь.
    Не надо заводить архива,
    Над рукописями трястись.

    Цель творчества — самоотдача,
    А не шумиха, не успех.
    Позорно, ничего не знача,
    Быть притчей на устах у всех.


    Но надо жить без самозванства,
    Так жить, чтобы в конце концов
    Привлечь к себе любовь пространства,
    Услышать будущего зов.

    И надо оставлять пробелы
    В судьбе, а не среди бумаг,
    Места и главы жизни целой
    Отчеркивая на полях.

    И окунаться в неизвестность,
    И прятать в ней свои шаги,
    Как прячется в тумане местность,
    Когда в ней не видать ни зги.

    Другие по живому следу
    Пройдут твой путь за пядью пядь,
    Но пораженья от победы
    Ты сам не должен отличать.

    И должен ни единой долькой
    Не отступаться от лица,
    Но быть живым, живым и только,
    Живым и только до конца.


    об авторе
    1890, Москва – 1960, Переделкино, под Москвой

    Пастернак Борис Леонидович родился в семье художника Леонида Осиповича Пастернака и пианистки Розалии Исидоровны Пастернак, урожд. Кауфман. В 1908, окончив с отличием 5-ую классическую гимназию, поступил на юридический факультет Московского университета, но весной 1909 перевёлся на философское отделение историко-филологического. C 1903 по 1909 занимался музыкой и прошёл курс композиторского отделения консерватории, в 1909 начал писать стихи и прозу. Летом 1912 учился в Марбургском университете в семинарах Германа Когена, П.Наторпа, Н.Гартмана, но, отказавшись от продолжения философской карьеры, сделал выбор в пользу литературы.





    Счётчики читателей                   (() Все произведения принадлежат
    авторам, которые указаны
    в заголовке темы или же в профиле
    справа.
    .
    website Алексей Влди Пантюшенков


    --------------------------------------------------