]][][ литературный форум

.....лестница в подвал. (ЕЛетов)


Рекомендуемый автор :

>> почитать ещё этого автора (стихи и проза на его странице)...




Рекомендованные мною авторы...(ссылка).





                                

    ))ВОПРОС: Что такое рок?(

    avatar
    Admin

    Работа/Хоббирадиотехник

    Сообщение автор Neformal в 15th Май 2017, 12:01

    http://www.gr-oborona.ru/pub/anarhi/1056981849.html
    1988.12.02
    издание: УР ЛАЙТ № 5 (23)
    Сельская молодежь № 11, 1989 (фрагмент интервью)
    Окорок № 4–5, 1990
    Туесок № 2 (13), июнь 1991 — под заголовком «Егор Летов: “Панка в России нет”»
    «Егор Летов. Я не верю в анархию» (Сборник статей)
    «Янка Дягилева. Придёт вода» (Сборник статей) — фрагмент интервью
    «Янка» (Сборник материалов) — фрагмент интервью
    текст: С. Гурьев (без подписи)







    ВОПРОС: Что такое рок?
    ОТВЕТ: Рок по сути — не музыка и не искусство, а некоторое религиозное действо — по типу шаманизма — которое существует, дабы утвердить определенную установку. Человек, занимающийся роком, постигает жизнь, но не через утверждение, а через разрушение, через смерть. Шаманство здесь ритм, на который накладывается импровизация. И чем больше шаманства, тем больше рока. И, наоборот, если над шаманством начинает преобладать искусство, музыка — то рок умирает.

    В: Если таким образом рассмотреть историю мирового рока?
    О: Получается несколько ветвей. Рок изначально — животная музыка, форма потока сознания. Сначала рок-н-ролл, затем — психоделия 60-х: ТНЕ DOORS, GRAFEFUL DEAD, JEFFERSON AIRPLANE — из них вышел фактически весь панк и пост-панк. За психоделией начинается момент осмысления, формализации — KING CRIMSON и др. — рок умирает. Эта линия достигла пика к середине 70-х, и в результате — как протест — появляется американский панк — RAMONES, N. Y. DOLLS и так далее. В основном все это возглавили люди, которые были задействованы в той же психоделии 60-х — Игги Поп, Патти Смит. И здесь нужно выдвинуть тезис: то, что общество не может уничтожить, оно хочет съесть. Так же все происходит с панком в Англии. И не только с панком.

    В: Другими словами, Англия постоянно эстетизирует американские первичные грубо-примитивные рок-импульсы? То же самое в хард-роке: в Америке IRON BUTTERLY, GRAND FUNK — особенно ранний, в Англии — DEEP PURPLE, LED ZEPPELEN...
    О: Тут дело даже скорее не в Англии, а в природе людей, которые живут везде. Если исходить из Достоевского, то с роком все получается так: на каком-то этапе у Гессе появилась статья «Братья Карамазовы и закат Европы». В ней был высказан тезис: Достоевский первый пророк некоего движения, четкого движения, согласно которому человечество делится на два типа: потенциальные самоубийцы (люди, у которых во главе угла своеволие, которые не боятся смерти — «нелюди») и все остальные. Рок в настоящем виде — массовое движение «нелюдей», в нем человек — человек только внешне, а по сути — сумасшедший. То, что сейчас происходит в мире своего рода критическая ситуация: энтропия растет, и назревает апокалиптический момент, после которого либо выживут нелюди, либо наоборот. Гротом еще такой момент: если раньше все это носило понятие моды (в рок вливались массы людей, которые, по сути, отношения к движению не имели), то сейчас все это стало на свои места. И оказалось, что «нелюдей» очень мало. И еще относительно рока: он, в общем-то, умер — сделал все, что было надо. Сейчас остались только одиночки, которые у нас часто даже не знают друг друга, но они опаснее для социума, чем целое движение. И общество борется с этими одиночками — фестивалем, например, который Комарова устроила. Все фестивали уничтожают то, что было создано человеком в борьбе с самим собой.

    В: А почему вы, тем не менее, хотели участвовать в этом фестивале?
    О: Все, что остается человеку рока — это проявлять свою сущность, природу. Все, что может «нечеловек» — это быть «нечеловеком». Нужно понимать, что война проиграна, и быть верным своей природе — тем не менее. А природа толкает играть — причем не важно, воспримут это все или не воспримут... Во всем этом фестивале есть большой элемент попса. И, наверное, я больше на таких фестивалях играть не буду — только в залах где-нибудь на сто человек — своих, которые чувствуют все правильно. Я смотрел в этом фестивале концерт ВВ — великая команда, а по-настоящему понимают ее единицы.

    В: Как бы ты хотел существовать, чтобы это не вызывало у тебя внутреннего протеста?
    О: Заниматься здесь, в этой реальности творчеством, утверждая свою правду, свою истину, свою систему ценностей. Если цитировать ИНСТРУКЦИЮ ПО ВЫЖИВАНИЮ — свой рок-н-ролльный фронт, в котором каждый на своем месте — Моррисон, Рома Неумоев и прочие.

    В: В начале нашего разговора ты сказал, что рок-человек постигает жизнь через смерть. Какая здесь складывается система ценностей?
    О: В моем понимании рок — это движение античеловеческое, антигуманистическое, — некая форма изживания из себя человека как психологически жизнеспособной системы. Человек — это существо, которое наделено логическим сознанием — и в силу этого не может жить ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС. Поэтому он погружен в прошлое или в будущее. ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС живут только дети.

    В: То есть позитив здесь таков: рок и особенно панк утверждает человека точнее, «нечеловека» — ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС.
    О: Да. Если появляется абсолютное знание, человек уже не может жить. Его или трамвай задавит, или еще чего-нибудь. И если «человеческое» искусство утверждает жизнь — продление рода и т. п., то рок утверждает самоуничтожение — как некий путь к Богу, высшее познание. Отсюда — особая школа добродетелей: в частности, ненависть к «человеку» в себе.

    В: Можно ли считать самоубийство абсолютом этой системы ценностей?
    О: В общем-то да. Хотя на самом деле правильнее, наверное, не самоубийство, а терпение — если его понимать в духе экзистенциалистов. Т. е. человек все сознает, но все же живет, что-то делает. Это гораздо круче.


    В: Панк в России имеет особую форму, миссию?
    О: Панка в России нет. Панк у нас — атрибутика. Как на этом фестивале: всюду ходят огромные толпы людей с гребнями и пр., а сути нет... Когда я говорил с людьми из тюменского общества «Память», они заявили, что, по их мнению, все крупное и духовное рождается в России. На самом деле у нас единого движения нет и быть не может. Единицы есть — ГРАЖДАНСКАЯ ОБОРОНА, ИНСТРУКЦИЯ ПО ВЫЖИВАНИЮ, ПУТТИ, ДК — причем они друг друга могут и ненавидеть. На Западе действительно существует реальное единое движение, а у нас все обычно болтается на уровне символики.

    В: Твое отношение к Свинье?
    О: Очень плохое. Это как раз типичный представитель «человека». Рок — это когда все до конца: живет — так живет, нет — так нет. А Свинья наоборот: вроде бы живет, а вроде бы и нет... Рокер — чрезмерно живой человек в смысле ЗДЕСЬ И СЕИЧАС как ребенок или зверь. В этом плане замечателен Коля Рок-н-Ролл он может сегодня говорить, что — правый, завтра — что он левый, а когда выходит на сцену, он способен полоснуть себя бритвой — так, что кровь потечет — если почувствует, чти в ту секунду это нужно. Он совершенно вне рассудка, вне инстинкта самосохранения.

    В: Как в этом аспекте соотносятся панк и пост-панк? И кого бы ты к ним отнес?
    О: Панк — EXPLOITED, SEX PISTOLS , GBN, у нас ИНСТРУКЦИЯ ПО ВЫЖИВАНИЮ, ВТОРОЙ ЭШЕЛОН, мы, Манагер, АНАРХИЯ, новосибирские ПИЩЕВЫЕ ОТХОДЫ, ПИГМЕИ, ПОГО. Пост-панк — BIRTHDAY PARTY, CURE, у нас — ВЕЛИКИЕ ОКТЯБРИ, т. е. Янка и ее группа. Тут такой момент: если панк состоит из действительно естественных, животных инстинктов, то пост-панк — это люди, которые поняли, что они не могут жить ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС. А хотелось бы. Поэтому пост-панк — это музыка очень больная.

    В: Что ты думаешь о БГ?
    О: В общем-то, умный человек. Но, зачем снимать? Конечно, хорошо для совдепа тиражировать Болана, Моррисона, но ведь иной раз — чистые подстрочники, и музыка — в ноль. «Сергей Ильич», например, снят с «CAT BLACK» Т.RЕХ вчистую. А то, что он делает сейчас, мне вообще совершенно не нравится.

    В: Петя Мамонов?
    О: ЗВУКИ МУ мне нравились, но когда я стал говорить с Мамоновым, то очень обломался. Он сразу понял, что я имею ввиду и ответил так: есть некие рамки человеческого, и что за ними лежит, человеку знать не дано. За ними агония, депрессия (JOY DIVISION, THE DOORS). И это плохо. Нужно быть счастливым в человеческих рамках и за них не вылезать. За выход за рамки платишь смертью JOY DIVISION — это нечеловеческое — и поэтому это нехорошо. А Пушкин — человеческое — хорошо.

    В: Очень похоже на Липницкого... Как тебе, кстати, его труды?
    О: Это ужас. Русский рок пошел от Галича — это ужас... ЗВУКИ МУ вообще, мне кажется, довольно мелкая группа — скажем, в сравнении с ДК. ДК — это действительно нечто выдающееся.

    В: А ВЕСЕЛЫЕ КАРТИНКИ?
    О: В общем — нравятся. Хотя они академичнее ДК, это уже шаг в сторону музыки.

    В: Как правильнее осуществлять идею «неискуства» в роке: через атональность или через динамически-примитивный рок-н-ролл.
    О: Все равно... Хотя вообще говоря, нужна свобода, а в атональности ее больше. Есть свобода слажать, например, и поэтому нет страха слажать.

    В: Но атональность хороша, наверное, как импульс внутри художника. А рок-аудиторию, быть может, скорее, раскачал бы сильный драйв?
    О: Христос говорил: имеющий уши, да услышит. Кто слышит соль атональности, тот ее и слышит. Двери ее восприятия для него открыты.

    В: А какую тогда роль играет драйв
    О: Абсолютную.

    В: А атональность его не разрушает?
    О: Нет. Атональность-то и дает драйв. Например, EINSTURZENDE NEUBAUTEN.

    В: Лучший альбом ГО.
    О: Тривиально: мне кажется, что лучшее впереди. Сейчас в Ленинграде мы будем записывать новый альбом «Армагеддон-попс» — судя по материалу, будет, наверное, — самый сильный. А из тех, что уже записаны, лучший, наверное, — «Мышеловка». Наивный, но очень живой. Дальше у ГО какой-то мрак начинается.

    В: Маркузе нравится?
    О: Очень нравится. Но он — странный человек: писал, писал, а потом в последней работе вдруг сказал: все, что я раньше писал — это поебень все. Философ, что сделаешь... Наверное, столкнулся с маем 68-го и испугался.

    В: Почему центром притяжения нашего панка стала Сибирь и особенно Новосибирск?
    О: Не знаю... Наверное, такое объяснение: европейский человек (Москва, Ленинград) в основе своей всегда либо сноб, либо попсовик. А в Новосибирске был Академгородок такой. И там власти где-то в середине 60-х решили провести эксперимент: что будет, если взять всех вундеркиндов и свезти в одно место. И получилось: сразу все стали писать в защиту Синявского, женщины вставали с плакатами за секс и т. д. И потом: может быть, от сибирской наивности там движение с самого начала воспринималось не как модная атрибутика, а как идея.

    В: А в Москве — Ленинграде слишком много логики?
    О: Здесь важна даже не логика, а просто внешний момент. Это просто очень «человеческие» города и поэтому в мировоззрение их населения вмешивается много «человеческих» дел. Когда живется слишком хорошо, всегда начинаешь неуемно хвататься за «человеческое». А сибирскому человеку терять, в общем, нечего.

    Москва, туркомплекс «Измайлово»,
    2 декабря 1988 г.


    Счётчики читателей                   (() Все произведения принадлежат
    авторам, которые указаны
    в заголовке темы или же в профиле
    справа.
    .
    website Алексей Влди Пантюшенков


    --------------------------------------------------